Экипаж: профессиональные советы против аэрофобии



АэрофобияРемейк знаменитого отечественного фильма-катастрофы «Экипаж» Александра Митты – одноименного названия и с Владимиром Машковым и Данилой Козловским в главных ролях – запустил новую серию аэрофобных страхов. И все это накануне открытия сезона отпусков! Наши эксперты из авиации рассказали, чего не стоит бояться в полете, а что на самом деле входит в зону риска.

Самолет – это не страшно

Каждый из нас с удовольствием отправился бы в дальние или не очень страны, к морю и на солнышко, но многие люди до того боятся летать, что выбирают либо утомительное передвижение поездом, либо полный отказ от путешествия. К примеру, голливудская дива Джулия Робертс очень боится самолетов, поэтому предпочитает другой транспорт, а российская знаменитость № 1 Алла Пугачева много лет категорически отказывалась летать и отправлялась на гастроли только в своем собственном вагоне. И только с появлением детей – Лизы и Гарри – Алла Борисовна решилась снова сесть в самолет. Спустя 15 лет!

Психологи людей с аэрофобией понимают – история с крушением под Смоленском лайнера с президентом Польши и катастрофа над Синаем усиливают страх: если падают борты № 1, то как надеяться на гражданского летчика? Кроме того, в мире неспокойная обстановка... Но авиаторы совсем другого мнения: самолет – это самый безопасный вид транспорта. Они, чтобы внести свою лепту в борьбу с пьяными хулиганами на борту (многие из которых «принимают на грудь» перед рейсом от страха), решили обнародовать важные подробности для пассажиров: почему не страшны воздушные ямы и что у лайнера в полете должно «потрескивать, мигать и стучать».

Турбулентность – это норма

Несколько дней назад Первый канал показал видеозапись с борта пассажирского авиалайнера, летевшего из Абу-Даби в столицу Индонезии Джакарту и попавшего в зону экстремальной турбулентности за 45 минут до посадки. Пассажиры самолета в ужасе отчаянно молятся и громко плачут, вскидывая руки вверх. ТурбулентностьВзлёт самолёта была настолько сильной, что в багажном отсеке в нескольких местах треснула внутренняя обшивка. Однако посадка в Джакарте была совершена в штатном режиме. Безусловно, «болтанки» – так летчики на своем языке называют зону турбулентности – боятся все пассажиры. «Болтанка может возникнуть как в облаках, так и вне их. Это будет турбулентность ясного неба», – рассказывают и военные летчики, и гражданские авиационные эксперты. Облака для самолета – то же, что ухабы на дороге для машины. Если нет ветра, температура равномерно распределена по высотам, влажность и давление равномерны – полет спокоен и безмятежен. А если тучи и ветер, есть разница в температуре восходящих и нисходящих потоков, то, скорее всего, в полете будет трясти. Над горами и большой водой трясет всегда, но не обязательно сильно. Но самолеты проектируют с расчетом на зоны турбулентности. Поэтому бояться, что самолет, попав в воздушную яму, развалится, не стоит. Ничего у него не отвалится и не оторвется. «Может ли самолет рухнуть во время турбулентности?» – это главный вопрос всех пассажиров, на что специалисты отвечают, что болтанка неприятна, но не опасна. Тем не менее, воздушные карты рассчитываются таким образом, чтобы избежать попадания в турбулентность, а если в нее и попадают, то стремятся выскочить из этих зон как можно быстрее. Заход в зону турбулентности не бывает неожиданным. Пилоты к ней готовы и знают маршруты обхода или выхода. Главное для пассажи ров – пристегнуться и не расхаживать по салону самолета во время болтанки.

Что действительно опасно

К опасным метеоявлениям летчики относят: грозу, обледенение, сдвиг ветра и его микропорывы (еще их называют микровзрывами), шквал, пыльную или песчаную бурю, облака пепла от вулканов (могут подниматься на высоту до 14 километров), смерчи, сильные ливневые осадки, сверхвысокие и сверхнизкие температуры. Если за окном – что-то из перечисленного, то погода признается нелетной. Если экипаж Еда на борту самолётасталкивается с таким метеоявлением на рейсе, то действует по инструкции. Грозы бывают разными: фронтальными (теплый воздух вытесняет холодный), орографическими (воздух поднимается вдоль горных склонов), внутримассовыми (при неравномерном прогревании приземного слоя воздуха), сухими (без выпадения осадков). Половина всех гроз продолжается не более часа. Полеты в зоне грозовых облаков опасны: там наблюдаются мощные восходящие и нисходящие потоки воздуха до 20–30 м/сек., более интенсивное обледенение, разряды молнии, град, сильные ливневые дожди, плохая видимость. Однако летчики все про грозы знают и старательно эти зоны обходят. У самолета есть локатор, который хорошо видит грозовые очаги. В зависимости от плотности облаков на его экране грозовой объект высвечивается различными цветами. Слабая облачность – едва зеленый цвет, более плотные облака – ярко-зеленый, грозовые – ярко-красный цвет, облака, содержащие градообразования (лед) – пурпурно-красный, сдвиг ветра и сильная болтанка – темно-вишневый. В зависимости от цвета на локаторе экипаж решает, идет ли он по заданному маршруту или выбирает новый.

Обледенение

«А вот обледенение – действительно опасная штука», – рассказывает бывший военный летчик, а теперь командир гражданского воздушного судна Алексей Кочемасов. Внешние и лобовые поверхности самолета покрываются льдом. Лайнер становится похожим на креветку из супермаркета. Обледенение происходит при полете в атмосфере с переохлажденными каплями воды. При обледенении перестают работать законы аэродинамики: самолет молниеносно тяжелеет, ухудшаются несущие свойства крыла, лайнер становится неуправляемым. Иногда может обледенеть и двигатель. Но авиация отлично умеет бороться с этим явлением. Наиболее сильное обледенение возникает у земли или даже на самой «бетонке». При опасности «замерзнуть» еще в аэропорту (снег, дождь при минусовой температуре, иней, гололед) самолет перед вылетом обязательно обрабатывают противообледенительной жидкостью. Обливают все: крылья, хвост, стабилизатор. Если самолет облили жидкостью, которая эффективна в течение получаса, а борт прорулил по аэродрому и простоял перед полосой дольше, то летчик вряд ли примет решение взлетать. Он вернется и снова потребует обработки. Поэтому не стоит спешить ругать экипаж или наземные службы, если самолет вдруг возвращается на прежнее место стоянки. Жизнь дороже. Нетерпеливым или въедливым пассажирам стоит усвоить главное – ничего на борту не делается просто так.

В воздухе обледенение менее вероятно, но если возникает, то более интенсивно. Здесь уже работает экипаж: запускает противообледенительную систему, обдающую замерзшие части горячим воздухом. «Когда-то с этой бедой боролись, поливая корпус чистым спиртом. На борт поднимали до 200 литров этой бесценной жидкости и брызгали на стекло, как на автомобиле: перед лобовым стеклом стоял бачок и спецрычажок», – вспоминает командир экипажа воздушного судна Алексей Кочемасов. В целом же, если противообледенительная система не справляется, то пилоты покидают опасную зону облачности.

Без страха и упрека: памятка пассажиру

Не волнуйтесь, не подозревайте в непрофессионализме экипаж и не накручивайте себя или ваших спутников, ибо полет идет нормально, если:Данила Козловский в фильме "Экипаж"

  • При рулении вы чувствуете вибрацию и скрип колес. Это выпускаются закрылки-предкрылки, проверяются гидросистема и тормоза. Закрылки двигаются для того, чтобы увеличить подъемную силу. После взлета они убираются обратно. Перед посадкой снова выпускаются.
  • При запуске двигателей освещение и кондиционеры резко выключились, а потом включились. Это источники питания переключились от внешнего генератора к генератору на борту.
  • После взлета под полом что-то стучит и скрипит – это убираются шасси, а не отваливается пол, как вы подумали.
  • После взлета и перед началом снижения двигатель работает тише. Это уменьшилась тяга двигателей – так и должно быть, а вы напрасно подумали, что двигатель пришел в негодность.
  • Во время болтанки крыло «машет». Все в порядке – крылья лайнера гибкие и проектируются с полным расчетом на турбулентность. Что касается ощущения, что крылья вот-вот отвалятся – не переживайте, за всю историю авиации на серийных самолетах таких случаев еще не было. Крылья испытывают при гораздо больших нагрузках, а покачивание крыла свидетельствует о его правильной и нормальной работе в условиях переменных нагрузок и разнопланового давления.
  • В иллюминаторе что-то мигает. Это работают проблесковые маячки, установленные на крыльях. Часто их свет отражается от облаков, создавая иллюзию молнии.
  • После приземления раздается «задувающий» звук – это реверс тяги двигателя при помощи струи воздуха замедляет бег самолета.
  • Приземлившись, самолет резко тормозит и вибрирует. Чем короче полоса, тем резче остановка.
  • В дождь самолет «шмякается» о бетон – жесткая посадка обеспечивает лучшее сцепление с асфальтом. Вибрация – это срабатывает противоюзовое устройство, которое предотвращает скольжение.

И еще один секрет от авиаторов, который прольет бальзам на душу самого злостного аэрофоба: на взлете экипаж читает «молитву». Перед вылетом пилоты запускают все системы, необходимые для безопасного перелета, и после каждого выполненного действия читают Карту Контрольных Проверок. Этот документ – своеобразная «библия» для экипажа, или, как ее называют сами летчики, «молитва». В результате ее чтения проверяют, все ли сделано правильно, чтобы в случае чего вовремя исправить неполадки. И потом, берите в рейс хорошую и веселую книгу или попутчиков – это лучшее средство отвлечься и в хорошем настроении отправиться в путешествие!

Воздушные путешествия

Подготовил Александр Телегин
по материалам Рунета
№6 (47) июнь 2016

.
Кол-во просмотров: 1296
.




Самый цвет Москвы
^