Принцесса Диана: тайна рокового подарка



Леди ДианаЯрко-синий автомобиль Aston Martin бесшумно подкатил к воротам резиденции. «Медвежьи шапки» в Кларенс-хаусе сменились 2 часа назад. Туристы из тех, что желали посмотреть смену караула королевской гвардии, но не хотели толкаться в толпе у Букингемского дворца, уже сделали селфи с невозмутимыми гвардейцами и ушли. Но тут двое-трое зевак, а может, папарацци, оживленно загалдели и принялись фотографировать. Aston Martin знали все – это была машина Чарльза, принца Уэльского. Говорили, что она более не потребляет экологически вредный бензин. Отныне бензобак заправляют биотопливом, полученным путем переработки… английского вина. Слухи о том, что Чарльз заботится об окружающей среде, активно распространялись двором. На самом деле Чарльз был заядлым охотником на лис. Когда эта охота была запрещена в Британии, он, узнав об этом, пришел в ярость. На его пергаментных щеках проступил чуть заметный румянец, предательски пунцовели огромные оттопыренные уши, тонкие губы побелели. Когда принц нервничал, он дергал себя за кустистые брови. Впрочем, нервничал он редко. И сейчас, когда он смотрел в окно на заезжающий автомобиль, был как раз такой случай.

Если бы его сейчас увидела королева-мать, то она бы отметила: Чарльз перевозбужден, он обеспокоен и перепуган! Он мерил шагами кабинет, выглядывал в окно, выдергивал волосы из густых бровей и даже не замечал боли. Машина миновала большой парк и остановилась возле здания Кларенс-хауса. Принцесса ДианаПринцессе Диане особняк королевской семьи никогда не нравился. Она говорила, что он походит на Техасское книгохранилище, из которого Освальд стрелял в Кеннеди. И не только формой. В этом здании нет ничего изящного – это коробка с секретами и призраками. Ей много чего не нравилось. Диана Спенсер стала первой королевской невестой в Англии, исключившей из текста своего брачного обета слово «повиноваться». По этому поводу было много разговоров, но потом все сошлись во мнении, что свадьба Чарльза и Дианы – это «союз равных». Жизнь Британского королевского двора в высшей степени традиционна. Кто еще в наше время публикует рекомендации о том, что «женщинам надлежит присутствовать в шляпах», а мужчинам – «в визитках, форме или пиджачной паре»? Здесь все еще в ходу белые перчатки – безукоризненно белые, скользят они по перилам. Здесь касаются кончиками пальцев царственных рук, протянутых для приветствия. Когда Диана прилетела с открытия детского центра в Лесото, на который она собирала деньги вместе со своими друзьями-музыкантами – радостная, с обгоревшим носом, с запыленным и пропахшим саванными травами багажом, ее осадила королева-мать, устроив ей «чай со льдом» – вежливую, но холодную встречу. В аэропорту ее встречали толпы восторженного народа. Дома – тишина. Никто подчеркнуто не интересовался ее успехами на почве благотворительности. За обедом слушали Чарльза, который рассказывал о своих охотничьих трофеях. После запрета охоты на лисиц он начал отстрел ворон – по примеру своего дальнего августейшего родственника Николая Второго.

Диана лишь заметила, что во времена Николая Второго не было папарацци, и о страсти русского царя узнали из его дневника. Теперь же об охоте Чарльза, скорее всего, узнают из большой цветной фотографии в The Times, на которой он будет с трофеем в руке – с вороной. И издевательски подпишут: «Принц Чарльз имеет Свадьба принцессы Дианыправо применить ядерное оружие в мирное время. Вы уверены, что дали эту привилегию в надежные руки?» Она говорила так, словно была обеспокоена. Но Чарльз сразу уловил злость и насмешку в ее словах. Диана победила. Королева-мать ласково попросила его «пощадить» пташек и заняться его излюбленной игрой в поло. С того дня он положил ружье в бархатное ложе под стекло. Сколько раз Диана подначивала его, ломала незыблемые традиции. Неблагодарная, сошлась с конюхом – инструктором по верховой езде, назло ему! Чарльз считал, что Камилла Шанд, его любовница, о которой принцесса Ди узнала еще до рождения первенца – привилегия наследника британского престола. В конце концов, любовниц имели все короли! И королевы должны были с этим молча мириться. Если верить легенде, когда Камилла впервые встретила Чарльза во время игры в поло, то шутя сказала ему: «Ваше Высочество, а вам известно, что моя прабабушка была любовницей вашего прапрадедушки? Так почему бы и нам не попробовать?» И он не смог отказаться от непристойного предложения этой блондинки. «Она похожа на трансвестита», – задумчиво сказала принцесса Ди, впервые увидев во время приема мужеподобную «королевскую привилегию», и с брезгливостью посмотрела на принца. Но это было давно. Теперь же во всех газетах мусолили сплетни об их разводе, который принц Чарльз хотел сделать «тихим». Диана же выступила по телевидению и сказала, что разочарована королевской семьей и не хочет, чтобы ее дети были похожи на кого-либо из них.

Принц Чарльз почувствовал себя, как в школьном общежитии. Он писал тогда королеве-матери: «Здесь настоящий ад. В общежитии меня окружают одни придурки. Они всю ночь кидаются тапками и бьют меня подушками». Его, будущего короля, называли «слоненком Дамбо» и «большими ушами». Его унижали. Но королевамать не забрала его из общежития.

В резиденции был вечер «молчаливых дверей», то есть дворецкие не оглашали приход гостя по распоряжению Чарльза. Поэтому шофер Aston Martin Джеймс, миновав с десяток дверей и охрану, вошел к принцу, не постучав. Джеймс был однолеткой Чарльза, правда, крепкого телосложения, у него были мягкие движения и глаза светились умом и хитростью. У Чарльза же были рыбьи глаза – ничего не выражающие, пустые, как у воблы. Впрочем, газеты называли его взгляд «стальным и холодным».

Джеймса одно время подозревали в шпионаже, впрочем, как почти всех водителей двора, но после ряда деликатных услуг, оказанных им королевской семье, прониклись к нему доверием. Это, можно сказать, был их личный Джеймс Бонд. Ему хорошо платили. Чарльз с нетерпением выслушал новость: дело шло к свадьбе, леди Ди побывала у викария Франко Гели. Между ними сложились доверительные и теплые отношения. После долгого пребывания в семье «убийц ворон» Диане было трудно наладить с кем-либо дружеские отношения. Но викарию Франко она доверилась. Она призналась, что встретила необыкновенного человека, который окружил ее любовью и заботой, чего прежде у нее никогда не было. К тому же он прекрасно ладит с детьми, Уильямом и Гарри, что для Дианы было особенно важно. Речь шла о Доди. В начале 1997 года принцесса Диана приняла приглашение египетского миллиардера Мохаммеда Аль-Файеда и вместе с сыновьями отправилась отдыхать на его яхте, а затем – в его поместье на Лазурном берегу. Там она и познакомилась с его сыном Доди. Он был продюсером фильмов, в том числе знаменитого «Капитана Крюка» с ее любимым Дастином Хоффманом, так что им нашлось о чем поговорить. Доди был образован, красноречив и хорош собой. На фоне «слоненка Дамбо» он смотрелся как Аладдин из диснеевского мультфильма, писали газеты. «Интрижка, о которой скоро забудут!» – равнодушно сказала королева-мать. Но Джеймс принес новость: на днях, прощаясь с викарием, Диана поинтересовалась, могут ли два человека разных вероисповеданий сочетаться браком. А потом спросила, сможет ли он их обвенчать, если она захочет выйти замуж…

Принц Чарльз постоял у окна, глядя на каркающую ворону. Он не интересовался у Джеймса, откуда тот все знает. Это, в конце концов, его работа, он за нее получает деньги. А что Доди? Доди, по словам Джеймса, безумствовал. Он хотел устроить самую дорогую свадьбу, пригласить на нее весь Голливуд. Диана Принцесса Дианасмеялась и не желала этого – боялась. В ее жизни была уже пышная свадьба. Хватит. Лучше отдать эти деньги на благотворительность! Тогда он засыпал ее подарками. И сейчас он находится в поисках самого лучшего камня для кольца невесты. На днях он будет в малоизвестной ювелирной лавке «Раритет» – говорят, у них есть для него что-то необыкновенное.

Доди льстило то, что у камня из «Раритета» богатая история. Розовый бриллиант, или Роковой камень. Чарльз снова заходил по комнате. Он думал. Он решался. Ювелирной лавкой «Раритет» заведовал некто Гантер Аллсоп – англичанин, до мозга костей преданный короне. Он предложит Роковой бриллиант Доди. И этот киношный фигляр купится на его историю! Алмазы как магниты притягивают к себе кровь, насилие и смерть, однако число людей, которые хотят ими обладать, не уменьшается… В былые времена их называли царскими камнями и считали жестокими, подобно сердцам сильных мира сего, которые редко когда отличались милосердием, мягкостью и добротой.

Правда и то, что алмазы одаривают своих владельцев благополучием и счастьем, но если они получены неправедным путем, их история обагрена кровью или камни украдены, то они способны не только привлечь несчастье, но и уничтожить своего хозяина. А история Розового бриллианта вся пропитана кровью и ненавистью.

Редчайший бриллиант «Марсианский розовый» массой 12,04 карата был продан на аукционе Christie's в Гонконге за 17,4 миллионов долларов. Желтый бриллиант «Капля Солнца» массой 110,3 карата – один из самых крупных в мире – был найден в Южной Африке в 2010 году. За него заплатили почти 11 миллионов долларов. О них говорят, их все знают. О Роковом камне слышали очень немногие. Так, например, нынешний его хозяин приобрел его у перекупщика за смешную сумму, а тот, в свою очередь, купил его у американского военного врача. 5 мая 1945 года рядом с рейхсканцелярией в воронке из-под снаряда были обнаружены сильно обгоревшие мужской и женский трупы, которые впоследствии идентифицировали как тела Гитлера и Евы Браун. При вскрытии Евы выяснилось, что при жизни она была смертельно ранена шрапнелью… Правая рука была сильно повреждена и обгорела до кости. Медики скромно промолчали, что на этой самой руке находилось кольцо с камнем. Оно оплавилось от взрыва и поэтому не сохранилось. Врач, делавший вскрытие, утаил бриллиант. Но череда нелепых и страшных смертей родственников заставила его продать камень. Аллсоп сперва донельзя обрадовался и стал выяснять, кому камень принадлежал до этого, а когда докопался до истины, то… Но все по порядку.

В 1943 году Гиммлер предложил освободить часть евреев в обмен на политические уступки (включая и возможность переговоров о заключении сепаратного мира с Западом) или за колоссальный выкуп. Тотчас же германским бонзам были сделаны Роковой розовый алмазподарки от людей, чьи родственники находились в концлагерях. Принесли подарок и Еве. Она должна была замолвить словечко не за евреев, а за цыган. Вернее, за одного из них – немецкого боксера цыганской национальности, чемпиона Германии 1933 г. в полутяжелом весе Тролльмана. Он был уже полуживым. Его и тысячи цыган стерилизовали в лагере Нойенгамме. Ева приняла подарок – кольцо с камнем – и забыла поспособствовать освобождению боксера. Его убил лагерный капо. Изучая историю бриллианта, Аллсоп нашел цыганского короля Англии. Жил «король» в Лондоне под мостом, по которому проходила автомагистраль. На этом огороженном кусочке земли, где цыгане получили от властей разрешение обосноваться, все не так, как в других местах британской столицы. Вокруг – десятки собак всех пород и размеров, по единственной узенькой улочке бегает детвора в трико. По обеим сторонам улицы теснятся передвижные домики, окна и двери которых распахнуты настежь – ведь здесь все свои. Цыгане похожи на кельтов или шотландцев – рыжие, одеты ярко. Сам король оказался престарелым седовласым господином, остатки волос были заплетены в жидкий хвостик.

Он лишь усмехнулся, когда Аллсоп спросил его про Роковой камень. Да, он знает о нем. Его дали «леди Гитлер», чтобы она освободила бедного цыганского боксера. Она не сделала обещанного. А смерть – она как цыган, ловящий на мусорной свалке ежей на обед. Обычно цыган ходит и тычет наугад заостренной проволокой в мусорные кучи. Ага, проволока задергалась – попал в ежа или крысу. Еж вкусен, если его запечь в глине на костре! Потом выкатываешь из огня затвердевший глиняный шар, раскалываешь его, иголки остаются в глине, а ты, пожалуйста, ешь рыжее сочное мясо!Король облизнулся, а Аллсоп содрогнулся от столь неаппетитной картины. «Этот камень делает смерть зрячей, – продолжал цыган. – Она видит тебя и твою семью, несправедливость и кровь вызывают в ней аппетит, и она бьет заостренной проволокой не наугад, а прицельно.

Роковой камень попал к цыганам тоже неправедным путем. Говорят, что он принадлежал шейху Абу Аль Хазреду в Персии. По легенде, в 1642 году, когда началась страшная эпидемия чумы, ставшая причиной множества смертей, он был украден кочевниками-цыганами из шатра умирающего от чумы шейха и увезен в Индию, а вместе с ним была перевезена и чума. Чистый и непорочный когда-то камень как пиявка напитывался человеческой жадностью, преступлениями, кровью. И наконец набух и исполнился злом. Даже если бы Вы предложили мне взять его в дар цыганскому народу, я бы отказался».

Аллсоп вернулся в «Раритет» под вечер. Возле магазина он увидел мигающие огни полицейских сирен. Гантер вспомнил, что выключил мобильный телефон перед разговором с цыганским королем. 20 пропущенных звонков! 10 сообщений! Он заспешил в «Раритет». Вооруженный грабитель ворвался в лавку 2 часа назад, он заставил наполнить сумку камнями и бросился к выходу, но полисмены были неподалеку. Завязалась стрельба. Грабитель был убит, камни возвращены. Гантер без особого удивления узнал, что Роковой камень был в числе тех, которые забрал грабитель. Он подошел к столу, на который полисмен аккуратно выложил содержимое сумки. Поверх золотых украшений лежал он – Роковой бриллиант. «Мальчик прогулялся?» – неслышно спросил Гантер.

Наутро камень отвезли в хранилище Royal Bank of Scotland. Аллсоп выкинул камень из головы, будто его и не было. Но, как оказалось, ненадолго. Доди сидел в Леди Дистаринном кресле и с интересом рассматривал бриллиант. Сам кинопродюсер и жених леди Ди был одет с иголочки. Как хирургический инструмент, вытащенный из автоклава, он сверкал чистотой и изяществом. Он выглядел несколько инородным в лавке, заставленной тусклой и пыльной антикварной викторианской мебелью. Кресло жалобно поскрипывало под ним. Алмаз доставили в сопровождении полицейской машины из банка. Он был чудесен, как перья фламинго. Как нежный розовый закат в Александрии, откуда Доди был родом. Он уже представлял его в тонком обрамлении кольца. «Почему эти бриллианты розовые, не знает никто», – рассказывал Аллсоп. Его лицо потемнело. Под глазами были мешки, он с трудом заставлял себя рассказывать историю бриллианта. Вчера вечером к его лавке подъехал ярко-синий автомобиль Aston Martin. Джеймс умеет убеждать: «Камень должен быть продан Доди, пусть даже за меньшую цену. Вам потом доплатят». Аллсоп согласился, но в душе понимал, что делает что-то очень плохое, и молился, чтобы Доди не купил бриллиант. «Так, желтый бриллиант, – продолжал он, – обязан своим цветом примесям азота, голубой получает свой цвет благодаря присутствию бора. Однако с розовым бриллиантом дело обстоит иначе: ученые думают, что причина в неком сейсмическом шоке, который в какой-то момент своего формирования испытывает кристалл алмаза. Это воля случая, или провидения, или Всевышнего. Не каждому ювелиру представляется шанс поработать с этим чудом природы. Розовый бриллиант – один из самых желанных экземпляров частных и музейных коллекций. У этого – богатая история». Тут Аллсоп замолчал, словно собираясь с силами. Потом продолжил: «Он побывал у персидского шейха и у индийских магараджей, у цыган и даже нацистов…» Доди не дал ему договорить.

Он покупает, не торгуясь. Он даже заказал под камень кольцо. И надо сделать все как можно скорее! Доди белозубо улыбнулся и покинул пыльный «Раритет», со вкусом чихнув. Может, попав к нему, такому веселому, и к жизнерадостной любимице миллионов леди Ди, Роковой камень очистится? Аллсоп без сил опустился в кресло.

31 августа 1997 года мир узнал об автомобильной катастрофе в Париже. Вместе с Дианой в машине находились Доди АльФайед, охранник и водитель Анри Поль. Королева Елизавета, видя, как скорбит по «королеве сердец» нация, заваливая площадь перед Букингемским дворцом цветами, выступила с официальным телеобращением, выразив свою скорбь в связи с кончиной матери ее внуков. Принц Чарльз хранил молчание и не показывался на публике.

Водитель Джеймс рассказал ему, что викарий Франко посоветовал принцессе надеть кольцо на безымянный палец правой, а не левой руки, тогда сразу будет видно, что кольцо не имеет никакого отношения к обручению. Принцесса перед свадьбой боялась, что торжество постараются расстроить. После катастрофы кольцо с камнем пропало. Может быть, слетело по дороге в больницу с пальца, а может, еще что.

Джеймс пожал плечами. Чарльз смотрел на него своими рыбьими глазами. «А не пострелять ли нам ворон?» – спросил он бесцветным голосом и встал с кресла, хрустнув суставами. Королева-мать тотчас бы определила, что ее сын очень доволен.

Макс Келлер

№7 (48) июль 2016

.
Кол-во просмотров: 2288
.




Самый цвет Москвы
^