Денисов-Уральский. Сердце мастера.



Алексей Денисов-Уральский"Чем больше мы изучаем страну, в которой живем, чем больше мы к ней привязываемся, тем дороже она для нас становится. Но по мимо нравственной привязанности, изучение ее приносит великую и материальную пользу: нельзя жить в доме, не исследовав его во всех потребностях и не устроив его, сообразуясь со своими нуждами. Когда у нас имеется свой собственный хорошо устроенный угол, не чувствуется надобности засматриваться на чужой дом, нет желания перекочёвывать с места на место, искать благоустройства у других хозяев и платить им за постой".

Эти слова – яркая характеристика жизни и судьбы Алексея Козьмича Денисова-Уральского, живописца, ювелира, мастера-камнереза. Его имя широко известно в России и за ее пределами. С Денисовым-Уральским связывают самые амбициозные ювелирные проекты России прошлых столетий.

Будущий художник родился в Екатеринбурге 6 февраля 1863 года. Его дед, Осип Денисов, был горнозаводским крестьянином, всю жизнь имел дело с камнем. Отец, Козьма Осипович, трудился в шахтах Березовского завода и достиг профессиональных успехов: освоил мастерство – «наборные» картины, «насыпные» иконы и «горки» из уральских самоцветов. Алексей Денисов с детства был приучен к непростой работе с камнями: уже в пять лет отец научил его полировать самоцветы. А к девяти годам мальчик на равных со взрослыми выполнял несложные каменные композиции.

Отец брал мальчишку с собой в поездки за цветными камнями. А красоту окружающей природы Среди просторов УралаДенисов-младший воплощал на бумаге. Ему было всего девятнадцать, когда ушел из жизни отец. И молодой Денисов отправился покорять Северную столицу. В Санкт-Петербурге у него практически нет средств на жизнь, но он упрямо осваивает искусство живописи в Рисовальной школе при Императорском обществе поощрения художеств. Студент продает рисунки для периодических изданий и подрабатывает художником-оформителем.

Вернувшись в Екатеринбург, Алексей Козьмич дает уроки живописи и рисования, продолжает заниматься камнерезным искусством: исполняет фигурки из самоцветов, «наборные» картины и «горки». А уже в 1990 году Денисов посещает Париж, затем – Берлин и Мюнхен: русский камнерез легко усваивает опыт западноевропейской техники добычи и обработки камня, смело внедряет в жизнь новые навыки. После успеха на Всемирной выставке в Париже в декабре того же года он открывает в Екатеринбурге первую персональную экспозицию «Урал в живописи».

В это же время крепнет его дружба с Маминым-Сибиряком. По примеру писателя Денисов добавляет Икона «Воскресение Христово», XIX векк своей фамилии столь важный для него топоним – «Уральский». Художник и камнерез – настоящий патриот Урала, активный пропагандист ремесел и богатства недр, к тому моменту – один из самых уважаемых экспертов в области минералогии, лично разрабатывает проект о льготах для добычи драгоценных камней.

В царской России невероятно растет популярность самоцветов, приобретают немалую известность и фамилия и торговая марка мастера. Увеличивающиеся торговые обороты заставляют Денисова-Уральского искать престижное место для открытия магазина. Он приобретает в доходном доме ювелирный магазин. Витрины его выходят на оживленный участок набережной реки Мойки, а само здание протянулось на всю глубину квартала, выходя вторым фасадом на престижную Конюшенную улицу. Алексей Козьмич мощными темпами развивает мастерские и магазин, выполняет заказы ведущих ювелирных фирм Европы.

Открытая в январе 1911 года в Петербурге на Большой Конюшенной выставка «Урал и его богатства» становится подлинным триумфом Алексея Денисова-Уральского – за время работы ее посетило множество жителей и гостей столицы, неоднократно появлялись в выставочных залах представители правящей династии и высокопоставленные зарубежные гости. Благодаря этой выставке мастерская Алексея Козьмича получает долгосрочные и выгодные заказы от Карьте.

Успех и развитие предприятия позволили подумать о расширении торговых площадей. В конце 1911«Германия» из серии «Воюющие державы», Денисов- Уральский, 1914-1916 гг. года Алексей Козьмич покупает помещение на престижной Морской улице. Соседями уральца становятся ведущие ювелирные фирмы России – Фаберже, Овчинниковы, Тилландер. Надо сказать, что пока в торговой марке Фаберже еще думают, как заполучить лучшие идеи и «золотые руки» из Екатеринбурга, Денисов-Уральский уже перевез к себе в мастерские весь цвет уральского камнерезного зодчества, чем значительно улучшил свое положение и получил высокие заказы от императорского двора.

Денисов-Уральский чутко воспринимал запросы рынка. Видя, каким успехом пользуются каменные человечки, сумел привлечь к изготовлению восковых моделей гениального анималиста Георгия Малышева, который одиннадцать лет обучался на скульптурном отделении Академии художеств и служил медальером Петербургского Монетного двора.

После десяти лет работы в Петербурге Денисов-Уральский не только вырос до уровня Фаберже, но и в Монументальность Урала в картинах Денисова-Уральскогонекотором роде превзошел его мастерство. Он – единственный, кто приступил к созданию сложнейших многокаменных блокированных составных фигур по типу знаменитой серии Фаберже «русские типы». Эсперты уверены, что первые фигурки Фаберже в этой серии появились только пять лет спустя после фигур Денисова-Уральского!

Денисов-Уральский являлся ценным поставщиком парижской фирмы Картье. Благодаря сохранившимся инвентарным книгам Картье можно узнать, что Денисов поставлял в Париж анималистику (мелкие резные фигурки зверей из камня), более сложную наборную скульптуру (фигурки в технике объемной мозаики, склеенные из кусочков разных камней), интерьерные предметы (пепельницы, вазы, чернильницы, чаши, печати). Из французских архивов известно, что часть этих вещей проходила доработку в Париже. Доработка часто заключалась в инкрустации бриллиантовых глазок и изготовлении футляра, на шелке которого тиснилось «Картье, Париж», а вовсе не «Денисов-Уральский, Петроград». Соответственно,вещь лишалась своего исходного авторства.

А к некоторым птицам, которые поставлялись без лапок, в Париже изготавливались золотые лапки. На Знаменитая картина Денисова- Уральского «Лесной пожар»них, согласно пробирному законодательству, должно было стоять клеймо изготовившего ювелира – то есть кого-то из сотрудников Картье. Поэтому, когда мы берем в руки птицу на золотых лапках, приписываемую Фаберже, мы идентифицируем изделие по наличию футляра либо по клейму, которое стоит на лапках. Но ни то, ни другое окончательным поводом для атрибуции являться не может. К сожалению, имена камнерезов часто пропадают. Вполне возможно, что часть зверей, приписываемых Карлу Фаберже, вышли из ателье Денисова-Уральского – по крайней мере, их каменная часть.

В пасхальном яйце Фаберже «Лавровое дерево» на вершине, среди листвы, спрятался пестрый «Индюк», 1914 годпопугай. Попугай – наиболее сложная птица для художника и скульптора, потому что она многоцветная. По технике изготовления попугай приближается к фигуркам серии «русские типы». Есть мнение, что этот попугай – аналог такой же птицы Денисова-Уральского!

...Революция застала Алексея Козьмича на даче в местечке Уусикиркко. Величайший русский зодчий оказался в эмиграции на территории Финляндии. Он не принял советскую власть – наверное, по этой причине его имя не так широко освещалось, как торговая марка Фаберже, владелец которой всецело оказался во власти нового режима. Но Денисов-Уральский ни на секунду не переставал думать о родине – он любил свой могучий Урал, российскую землю.

Постаревший и больной, на чужбине он писал серию картин, посвященных Уралу, и работал над рельефной лепной картиной «Уральский хребет с птичьего полета». В мае 1924 года, когда понимал, что его жизненный срок подходит к концу, впервые решился на контакт с советской властью. Аллегория ФранцииАлексей Козьмич телеграфировал Уральскому обществу любителей естествознания о передаче 400 великолепных живописных и акварельных полотен, обширной коллекции минералов и изделий из камня в дар своему любимому, родному Екатеринбургу. Однако коммунисты «разобрались» с бесценной коллекцией по-своему: судьба и местонахождение большей части этого наследия мастера до настоящего времени неизвестны...

Алексей Козьмич умер в 1926 году, похоронен в православной части выборгского кладбища Ристимяки, которое было полностью уничтожено во время Второй мировой войны. В советские годы творчество Денисова-Уральского было забыто, и призыв великого зодчего к сохранению богатства Урала объявлен коммунистами вне закона.

Сегодня произведения Денисова-Уральского хранятся в Государственном Русском музее («Пейзаж с озером»), Музее Горного института («Горка») в Петербурге, в музеях Екатеринбурга, Перми, Иркутска и в частных собраниях. Большинство уникальных и высокохудожественных камнерезных работ великого мастера с русским сердцем утрачено безвозвратно...

Подготовлено по материалам Рунета, архивам
и исследованиям: Семеновой С. В, Скурлова В.,
Павловского В. Б. и многих других
№ 10 (39) октябрь 2015

.
Кол-во просмотров: 5219
.




Самый цвет Москвы
^